архитектура и строительство

Самостоятельная, символическая архитектура

Гегель пишет, что изначальная потребность искусства - породить из духа представление и мысль, чтобы они были созданы человеком как его произведение и были им объективированы. Искусство не столько знак - оно придает смыслу, идеальному представлению соответствующее чувственное существование.



Чувственно-наличное произведение должно: а) принять в себя внутреннее содержание; б) воплотить его так, чтобы можно было узнать, что и само содержание и его форма являются не только реальностью непосредственной действительности, но и продуктом представления, продуктом художественной деятельности.



Представление о некоем человеческом представлении. Так пишет Гегель об образе искусства. И еще: "...субъективное умение создавать иллюзию...", "...поставить перед своим взором и взором других исходные объективные созерцания, всеобщие существенные мысли".



Здесь сделаем небольшое примечание. Поставим вопрос, что есть то объективное созерцание, которое человек опредмечивает в искусстве? Мысли Гегеля и диалектического материализма здесь не расходятся. Надо помнить, что то, что мы называем мировоззрением, представление о мире в целом, или, как пишет Гегель, исходные объективные созерцания, всеобщие существенные мысли, так вот это мировоззрение и деятельность нашей субъективности, наше переживание мира, очень тесно связаны, практически неотделимы друг от друга. В этом отношении мировоззрение не есть сумма зазубренных знаний, а то представление о мире в целом, в котором протекает вся наша деятельность. Конечно, мы можем передать это мировоззрение в виде суммы знаний, но в целом это есть чувственный образ, который мы носим с собой, это образ реального мира, образ его упорядоченности, образ суммы взаимоотношений объекта и субъекта. Это образ того, что мы можем, что мы должны, что мы умеем, на что мы рассчитываем. Потому мифы и легенды ценны для людей той эпохи именно тем, что они отвечают по-своему на все эти коренные вопросы. В том числе и на вопрос о смысле жизни.



Гегель пишет, что эта архитектура присуща той стадии духа, когда воззрения народов еще абстрактны, неопределенны, "образ еще не конкретный, не истинно духовный". Отношение между духовным содержанием и чувственной реальностью становится чисто символическим.



"Сооружение, которое должно обнаружить для других всеобщий смысл, возвышается здесь лишь для того, чтобы выразить в себе это высшее: оно есть самостоятельный символ безусловно существующей общезначимой мысли - некий для самого себя существующий, хотя и беззвучный язык духов. Произведения этой архитектуры должны заставлять задуматься, пробуждать всеобщие представления, не являясь при этом только оболочкой и окружением уже сформированного для себя смысла".



Многие народы не умели найти воплощения религиозного состояния своей души, превращения этого состояния в чувственно-воспринимаемое иначе как в языке архитектонических произведений. Ради формы своей духовности, ради превращения мира в это духовное состояние они сооружали колоссальные комплексы. И ради того они сооружали эти колоссы, что необходимо было пробуждать в душах индивидов всеобщие представления. Необходимо было,чтоб они имели чувственный образ того, что они должны распредметить, чувственный образ, который лежал бы в основе их духовности. В основе их сознательной психики.



В символической архитектуре жизнь духа, в котором еще нет постоянного содержания. Нет и способа формирования этого содержания как принципа. Значения еще обрывочны, бесформенны, перепутаны - абстракции из жизни природы перемешаны с мыслями, принадлежащими духу. Все это еще не моменты единого духа. (мы бы сказали, зрелого, развившего свое богатство духа). Потому изменчивость и многообразие. Цель этой архитектуры: выдвигать для созерцания то одну, то другую сторону, символизировать их и сделать их посредством человеческой работы доступными представлению.



1. Необходимо, чтобы содержанием служили здесь безусловно всеобщие созерцания, в которых индивиды и народы имеют внутреннюю опору, точку единства своего сознания. Религиозные представления объединяют людей.



2. Первоначальная целостность определения сооружения детализируется, символическое содержание смысла определяется детальнее. Формы резче отличаются друг от друга (столбы-лангами, обелиски), При этом самостоятельная архитектура переходит в скульптуру, принимает формы животных и человека колоссальных размеров, присоединяет их архитектонически к стенам, оградам, воротам, проходам и т.д.



3. Переход к классической архитектуре - обиталище смысла, который архитектонически не выражен.



Рассматривая эти три ступени развития символической архитектуры, Гегель подчеркивает:



1. Это собственно архитектурные сооружения, которые возведены для объединения народов (Вавилонская башня, Башня Бела: семь ступеней, восьмая - обиталище богов).



2. Архитектурные произведения, занимающие промежуточное положение между зодчеством и скульптурой. Здесь происходит конкретизация смысла, но архитектоническая.



а) столбы фаллосы. Предмет поклонения - всеобщая производящая сила природы. В Индии в форме детородных членов. Пагоды выросли из них. Геродот пишет: в Сирии столбы в виде мужского полового члена.



б) Обелиски, мемноны, сфинксы.



В Египте обелиски - символическое значение солнечных лучей. Посвящены богу Солнца. Мемноны - колоссальные сидящие человеческие фигуры в Фивах. Расположены рядами. Имеют значение расположенные в ровном порядке и равной величине. Здесь архитектоническое мышление. Сфинксы - стоят рядами, колоссальных размеров. Архитектоническая образность. Это особая образность и особый способ бытия сознания. Характерно для неразвитого человеческого "Я".



е) Египетские культовые сооружения.



Не обособлены, самостоятельные формообразования, стоят в большом количестве. Храмовые сооружения, которыми пользуются массы, окружены стенами. Характерность - ограды египетских храмов создают открытые конструкции без крыш. Ворота - переходы между стенами, портиками и целыми лесами колонн. Огромный объем и внутренняя многообразность, многосторонность. Они не обиталище бога или поклоняющейся общины. Отдельные формы и образы - символы для выражения всеобщего смысла.



Заметим в добавление сказанного Гегелем, что этот всеобщий смысл рожден тем состоянием мира, который создан самим человечеством и в котором пребывает на данный момент человечество. Человек сам творит свой мир и сам стремится выявить основополагающие моменты формирования своего духа для созданного им мира. Естественно, что в этот мир и в его состояние входит все, в том числе и природа, как она вошла в созданный самим человеком мир. Уклад жизни требует каждый раз специфичного духовного склада данного общества. И предметное окружение, создаваемое самим человеком, неизбежно должно быть подчинено необходимости бытия этого духовного склада народа.



Можно себе представить некоторые причины, побудившие древние народы сооружать эти культовые пространства. Действительно, объединение народов. Мы знаем, что в первобытном обществе шли беспрерывные войны между родами. Люди были людьми, но людьми еще дикими. В том смысле, что даже при физиологическом созревании (а физиология человека в относительно неизменном состоянии сохраняется пятьдесят тысяч лет) еще не было развитое сознание. Материальная основа содержания нашего сознания не только жизнь вообще, жизнедеятельность вообще, а потому и определенная физиология. Материальная основа нашего сознания также и структура общественных отношений, а потому взаимодействие людей в обществе, разделение труда и становление технологий. Древний человек, выходя из родоплеменной стадности, должен был действительно объединяться. В Египте он был занят земледелием, а потому ему было необходимо сохранять устойчивость общественных отношений, привести тем самым сознание относительно большой общности людей к единому знаменателю. В те времена это было возможно в виде культа, поклонения богу, в мистической форме, что в свою очередь было обусловлено тем, что человек еще был рабом природы, зависел от ее стихии, не могу управлять ею. Он не мог и не знал. Отсюда теснейшая взаимосвязь его верований и образа жизни.



Гегель далее замечает, что эти сооружения заменяют книги (он экстраполирует наше сегодняшнее в далекое прошлое). На стенах сооружений письмена, рельефы. Приводится рассказ Страбона об этих сооружениях: идет мощеная дорога 100 футов шириной и длиной в 3-4 раза длиннее. Вдоль нее рядами стоят сфинксы по 50-100 штук и высотой в 20-30 футов. Врата с пилонами, столбами в 10-20 раз выше роста человека. Стоят свободно, самостоятельно. Стены 50-60 футов. Самостоятельная архитектура, не утилитарная. С мемнонами вдоль стен, местами сплошь покрыты иероглифами. К этому сооружению примыкает собственно храм, святилище, в котором лишь фигура животного. Люди бродят меж всего этого, чтобы эти нагроможденные каменные массы сказали и открыли им что есть божественное. Во все эти произведения вплетено символическое значение числа дней в году, числа месяцев, семи планет, больших периодов обращения луны. Египтяне уже имели некоторые астрономические представления и могли даже предсказывать лунные и солнечные затмения. У них была развита математика. Греческие философы VII века до новой эры математические знания получали в Египте, куда они для этого специально ездили. Да и на северном берегу Африки были греческие поселения.



Скульптура еще не отделилась от архитектуры. Все пронизывает архитектонический момент: пропорции, расстояния, число колонн, ступеней и т.д. И все это не находится, как пишет Гегель, внутри себя, в своей симметрии, эвритмии, красоте. Здесь все определяет культ, для свершения которого объединяется народ и царь.



"Самостоятельная символическая архитектура составляет основной тип их самых величественных произведений, так как в Египте внутренняя жизнь человека, духовное начало еще не уловило само себя в своих целях, во внешних образах и не сделало их объектом и продуктом своей свободной деятельности. Так пишет Гегель. Попробуем сказать то же самое нашим современным языком. Личность еще не созрела в той мере, чтобы именно личность самого индивида стала предметом искусства. Да, предмет искусства наша субъективность, но она еще в форме бога, а не в форме личности. Духовность той эпохи как бы еще не разработана, не обогащена.



И Гегель пишет, что лишь в образе, соразмерном духу, находит удовлетворение законченный в себе дух и ограничивает себя в своем творчестве. Напротив, символическое художественное произведение всегда более менее безгранично". И Гегель упоминает здесь Лабиринт.



Конечно, язык Гегеля сложен и темен. Но нельзя отказать ему в понимании сути дела. Человек действительно должен вынести себя вовне и во внешнем запечатлеть характерность своего сегодняшнего духа. Иначе и самого бытия этого характерного духа не будет. Все субъективное, духовное для своего бытия должно найти свою форму и свой способ предметности. Потому между характером архитектуры и характером сложившегося духа человеческого есть поразительное соответствие. Можно поспорить с Гегелем относительно законченности духа, ибо развитие духа никогда не будет законченным, но очевидно, что Гегель улавливает некоторые черты взаимосвязи духовного мира древности и архитектуры тех времен.

Ландшафтный дизайн. Применяем различные стили на практикеЛюбой дачный участок можно сделать комфортным, используя оригинальные идеи и...
Новый дом - новая радость!Компания Адва эстейт помогает всем кто хочет жить в новом...
Инфракрасная саунаТакая (кабина) сауна считается изобретением японского доктора, более 10 лет...
Ландшафтный дизайн: как добиться настоящей гармонии?Благоустройство небольшого участка и его озеленение подразумевает наличие специальных знаний...