архитектура и строительство

Шаровка. Образцовая усадьба конца XIX - начала ХХ в.

Шаровка|В конце XIX века многие старинные усадьбы в Украине обрели новых хозяев - промышленников и предпринимателей. Это были люди нового типа, вносившие в провинциальный размеренный усадебный быт прогрессивные методы ведения хозяйства. Предъявляя высокие требования к комфорту, воспринимая окружающую среду как место дачного отдыха и удовольствия, они существенно меняли привычный для прошлой эпохи уклад жизни. Одной из таких образцовых для нового времени усадеб стала Шаровка Харьковской губернии, перешедшая в 1890-х годах семье Леопольда Кенига.

Усадебный парк реконструировал известный паркостроитель Георг Куфалдт, создатель парка "Кадриорг" в Таллине. Из Риги, где Куфалдт был директором городских парков, он пригласил ученых-садоводов, продолживших работы по акклиматизации новых видов растений.

Дворец разместился на склоне холма. Используя особенности естественного рельефа, был создан террасированный сад. Верхняя терраса - партер с большим фонтаном. Ниже, по склону балки, расположились еще три широкие террасы с парадными лестницами. Укрепили их кирпичными оштукатуренными подпорными стенками, увитыми розами и виноградом. На балюстрадах были установлены декоративные каменные вазы и фонари. У подножия террас соорудили регулярный бассейн с двумя высокоструйными фонтанами. Через него перекинут каменный одноарочный мост с расположенными на нем цветниками. В парадной зоне при дворце был обустроен розарий и грот с источником.

При озеленении террас использовались регулярные приемы. Ель колючая (голубая) и дуб пирамидальный, сохраняющие правильную форму кроны; выносливый к стрижке и формовке вяз перисто-ветвистый; хорошо переносящие стрижку бирючина обыкновенная, самшит гирканский; красиво цветущий чубушник обыкновенный в качестве акцентов - вот далеко не полный перечень использованного в усадьбе посадочного материала. Для партерных цветников предпочитали растения, создающие плотную декоративную низкую массу длительного цветения - алиссум и бегонии.

На пологом солнечном склоне нижней террасы расположилось образцовое садовое хозяйство с хорошо оборудованной оранжереей, домом садовника, огородом и садом. Вдоль стен террасы высадили персики, абрикосы и виноград. Как писал Г. Куфалдт, "наиблагороднейшие сорта груш достигали в саду такого полного совершенства, как на Рейне или в центральной Германии. На огороде уже в июле созревали помидоры".

Пейзажная часть парка занимает низинную часть усадьбы, образующую долину. Между ее склонами была создана сеть водоемов. Постепенно парк переходил в лесной массив. Часть парка и леса была отведена хозяевами под оленник. Олени чувствовали здесь себя на свободе: не ручные, но подпускали к себе довольно близко. Кормушки были устроены так, чтобы оленей можно было видеть из парка. Оранжереи, специальные помещения для лебедей и курятники для породистых кур давали возможность осматривать растения и наблюдать за животными.

Перепад высот в тридцать два метра позволил создать великолепные парковые перспективы. Особенно эффектная перспектива, ограниченная кулисами плотных массивов, открывалась в сторону дворца. Напротив террас, в южной части был устроен "променад" - липовая четырехрядная прогулочная аллея с беседкой. Отсюда виден весь парк и покрытые лесом холмы.

Пруды (Большой и Придворцовый) и система орошения создали благоприятные условия для роста растений. Куфалдт писал, что за лето насаждения на террасах развивались до "тропической пышности". В пейзажной части парка много хвойных: туя западная, ель колючая, сосна обыкновенная, лиственница сибирская, можжевельник. Куфалдт отдавал предпочтение этим растениям из-за стабильности их формы и окраски, поэтому парковые пейзажи были декоративны в любое время года. Хвойные высажены в сочетании с дубом и группами лиственных растений, подобранных таким образом, что с весны до осени сохранялась разнообразная цветовая гамма.

К тому времени, когда владельцами усадьбы стала семья сына Л.Е. Кенига, основное строительство закончилось, но работы по украшению дома и благоустройству продолжались.

Крутые склоны и дороги, по которым предусматривалось движение транспорта, были вымощены красным кирпичом, а пешеходные дорожки в пейзажной части парка - кирпичной крошкой. Грунтовых дорог было немного. Отведение поверхностных вод на территории осуществлялось вдоль дорожной сети по водосборным лоткам из кирпича, а с начала XX века - с применением У-образных профилей из цементно-известкового раствора. Для сбора поверхностных вод на террасах была устроена система ливневой канализации и ливнеприемники. В усадьбе были обустроены площадки для крокета и тенниса, а для футбола и волейбола освобождены ровные поляны.

Парком в основном занимался брат хозяина, Фридрих Кениг. Г.Куфалдт в 1912 г. писал о высоком уровне "художественной образованности" своего заказчика и бесконечно сожалел, что смерть прервала его далеко идущие планы по "украшению садовым искусством своей усадьбы".

Размах строительства и благоустройства, комфорт и "стабильность" обстановки в усадьбе не удивительны. Последний владелец Шаровки был крупным промышленником. В другом его имении - Тростянце Харьковской губернии - находились паровая паркетная фабрика и паровые механические лесопильные заводы. Здесь производился массивный паркет (дубовый, ясеневый, берестовый и кленовый) различных цветов и рисунков, плинтусы, фризы и т.д., причем изготовлялись они из материалов, добываемых в "собственных лесах". Контора Ю.Л. Кенига была в Петрограде, а представительства - в Москве, Киеве, Ростове-на-Дону, Харькове (в том числе, Кавказское и Закавказское), Екатеринославе, Иркутске. В 1908 году промышленник получил за паркет большую золотую медаль на международной строительно-художественной выставке в Петербурге.

Шаровку миновала судьба многих прекрасных украинских усадеб, в которых бездушное отношение к культурному наследию приводило к разграблению, пожарам, уничтожению архитектурных сооружений, паркового дизайна, гибели парков. Она пострадала меньше других. Во второй половине 1920-х годов пожаром были уничтожены манеж и конюшни. В конце 1940-х разобрана однокупольная усадебная церковь; склепы фамильного кладбища разрушены, сохранилась лишь надмогильная плита Христиана Гебенштрейна.

Пристройки к старым зданиям, новые хозяйственные сооружения, вызванные современным использованием усадьбы, нарушили стилевую чистоту ансамбля. Пострадал и парк. Нерегулируемый подрост и подлесок ухудшили условия произрастания ценных видов деревьев, а композиционное решение пейзажной части парка полностью нарушено. За последние десятилетия утрачены многие ценные виды деревьев. В регулярной части парка не возобновляются композиции, связанные со стрижкой и формовкой растений, исчез декор подпорных стенок, парковая мебель.

Но все же Шаровке повезло. Сохранилась архитектурная и объемно-пространственная основа ансамбля и подробное описание с планами парка, опубликованное Г.Куфалдтом в Германии в 1912 г. Эти ценные материалы и послужили основой для проекта реставрации усадьбы институтом "Укрпроектреставрация" в 1992-1993 гг. Шаровка должна возродиться



И.Д. Родичкин, профессор, доктор архитектуры

О.И. Родичкина, ландшафтный архитектор


О цветочных горшках из глиныМногие цветоводы-любители стараются покупать для своих растений глиняные горшки, считая...
Преимущества пенополиуретана Современные технологии в строительстве позволяют создать максимально комфортные условия...
О защите квартиры или загородной недвижимости позаботьтесь задолго до ремонтаНередко в наше время помимо актуальности летнего ремонта возникает вопрос,...
Вертикальное озеленение и устройство рокарияТот, кто бывал в европейских странах мог видеть, как красиво...
Самые интересные фактыВ мире много интересного, необычного и малоизвестного. Хорошо, что сейчас...