архитектура и строительство

Делать искусство в офисах сложно, но можно, - считают архитекторы

Елена Теплицкая|Так вот, в те времена, когда наши телезрители только начинали столбенеть от раздававшихся из телевизора призывов "обращайтесь на Московский вентиляторный завод" или "делайте бизнес с нами", когда торговля матрешками и армейскими шапками на Арбате переживала упоительный взлет, мне довелось бывать в офисе одной новорожденной фирмы. Не по делам, а так, по случаю. Место это представляло собой расселенную квартиру, набитую разношерстной мебелью. Забота об интерьере сказывалась главным образом в том, что по стенам, полкам и столам там висело и стояло невероятное количество чеканки - безразмерных блюд, декоративных кувшинов, гигантских подносов, сабель в ножнах, фляжек на цепях и вправленных в серебро чьих-то рогов для принятия напитков.

Всякий нормальный человек подумал бы, что фирма торгует декоративно-прикладным искусством народов Кавказа или, на худой конец, имеет хотя бы какое-то отношение к плодам этих земель - закупает оптом кинзу, урюк, сулугуни и "Ахашени". Но ничего подобного - фирма торговала компьютерами, а когда с компьютерами дела шли неважно, то пуховичками и кроссовками. Чеканка, от которой деться было некуда, жила там красоты единой ради, или, как говорил хозяин этого великолепия, "ну надо ж как-то, чтоб уважали".

Сегодня это смешно вспоминать, потому как каждый знает, что так нельзя. Как можно, вроде бы, стало ясно, когда за периодом первоначальной декоративной самодеятельности наступила эпоха стерильности, которая разом смела со стен чеканку, кашпо, а вместе с ними и все прочие следы человеческого присутствия, и не в одном конкретном месте, а в офисах вообще. Кругом стало белым-бело или серым-серо. Хоть ты по кинзе с петрушкой, хоть по ценным бумагам, а все должно быть чистенько, прозрачно, имперсонально - металлические конторские лампы a-ля Luceplan, а для пижонов еще и знаменитое кресло Антонио Читтерио от Vitra, то, которое сам Барышников рекламировал.

По существу, эта чистота-пустота представляла собой дальний отголосок того, как пишут историки дизайна, "хорошего офисного вкуса", который сложился в США после второй мировой войны. Тогда дизайнеры, состоявшие на службе у больших корпораций, таких как IBM, Ford, General Motors, Coca-Cola, и придумали эти пространства - светлые, просторные, пустоватые, лишили большие поверхности какого бы то ни было намека на украшение или орнамент, сделав исключение разве что для современной (читай - абстрактной) живописи или, в особых случаях, скульптуры. Позже случилось послабление по растениям в горшках. Именно тогда новые нормы гигиены и санитарии стали неотъемлемой составляющей дизайна.

В распространении этого стиля по всему миру повинен, как нетрудно догадаться, коммерческий успех этих крупных корпораций и охватившее мир желание подражать им во всем. Но чем больше этот стиль воспроизводился, тем больше он сводился к стандартному набору "минимальных правил хорошего вкуса", и когда докатился до нас, то между этим "хорошим офисным вкусом" и евроремонтом уже пролегала та же пропасть, что между General Motors и нотариальной конторой где-нибудь у Серпуховской заставы. Так и получилось, что нотариальная контора и головной офис какого-нибудь деревообделочного предприятия перестали отличаться друг от друга, и оба вместе - от преуспевающей стоматологической клиники. В общем, в результате этой санитарной революции стало ясно, что так тоже нельзя. По крайней мере, так не хочется.

А может, зря мы так от этого тоскуем, может, зря впадаем в тяжкий грех уныния? Может, это какие-то пережитки прошлой любви к украшательству? Может, офис - это вообще такое дело, которое чем стандартнее, тем лучше?

Чтобы не гадать на кофейной гуще, мы решили спросить обо всем этом у тех, кто по долгу службы делает среду нашего обитания приятной и разнообразной, то есть у архитекторов. Тех, разумеется, чьи офисы мы знаем. Вот группа ABD проектирует офисы с тех времен, когда их хозяева впервые решили, что архитектор в этом деле человек не лишний. Они сделали офисы российских представительств Microsoft, British Airways, De Beers - компаний, которые трудно заподозрить в желании сидеть в стандартных помещениях.

Главу этой группы Бориса Левянта мы и спросили о том, когда и как появляется архитектор, чтобы сделать офис чем-то большим, чем много квадратных метров чистеньких площадей.



- Всегда ли предприниматель или компания, собравшиеся переезжать в новый офис, обращаются за помощью к архитектору?

- Пока бизнесмены средней руки не склонны обращаться к архитектору. Они предпочитают иметь дело со строителями, и те делают им евроремонт, то есть двери с филеночками или без. Но это проходит. Многие уже понимают, что офис - лицо компании, свидетельство стабильности. Человек, одетый с иголочки и ездящий на хорошей машине, но при этом сидящий в какой-то дыре, расселенной квартире, особого уважения и доверия уже не вызывает. Постепенно это все поймут...

-...и тогда обратятся к архитектору. С чего начнется его работа над офисом?

- Дело обычно происходит так. Одна компания решает, что она выросла, и обращается к брокерам по недвижимости, чтобы те подыскали для нее новое помещение. Брокеры представляют компании варианты помещений, но клиент не знает, поместится он или нет. Тогда приходит архитектор. Архитектор и инженер помогают дать экспертную оценку здания, его пригодности. Архитектор, делающий дизайн офиса, помогает разработать программу, оптимизировать, как мы говорим, его функциональное зонирование, то есть сделать так, чтобы все было внятно, удобно, разумно. Ну и реализовать представления клиента о том, как он должен выглядеть в глазах людей, которые придут когда-нибудь в это пространство.

- Насколько облик этих пространств обусловлен тем, чем занимается компания?

- В очень большой степени. Взять хотя бы функциональную сторону. Все знают, что офис - это не какая-то одна комнатка, а целая группа помещений: есть репрезентативная зона, где могут присутствовать клиенты и гости, есть так называемый бэк-офис, куда клиенту нет доступа, есть ресепшн деск и так далее, в зависимости от того, что нужно. Юристы, например, работают без бэк-офиса, но для них обязательно серьезное представительское пространство при входе, переговорные. Компьютерные компании, у них другая идеология, им надо, чтобы работающая там креативная публика чувствовала четкую и внятную структуру, полезность пространства, и в то же время им хочется создать некую иллюзию дома. Так возникает общий рабочий зал без кабинетной структуры с плавающими, как острова, рабочими местами. Банки - совсем другая технология: оперативный зал, мощные репрезентативные зоны.

- А как будет выглядеть кабинет менеджера или, скажем, среднего начальника большой корпорации?

- Офис среднего начальника - это среднее арифметическое между его собственным вкусом и тем, что сделал себе большой начальник. Это компромисс между желанием и положением в иерархии. Так что, устраивая новый кабинет, нужно прежде всего оглянуться по сторонам, а в идеале нужно сделать такой офис, который позволяет человеку чувствовать себя внутри корпорации как рыба в воде.

- А что большой начальник?

- С ним ситуация другая. Если он - западный человек, то, скорее всего, в его офисе все будет функционально, но материалы дорогие, хорошего качества детали. Для нашего же топ-менеджера очень важен соревновательный аспект. Офисами меряются, как лимузинами, женами и проч. То есть понты присутствуют, безусловно, но многие сдерживают свои желания, не позволяя себе больше, чем обычно делают люди того же уровня. Некоторые клиенты хотят что-то действительно современное, насыщенное технологиями. Другие считают, что пространство кабинета должно быть шикарным, богатым, наполненным атрибутами их статуса и величия. Это ощущается на уровне отделки, подбирается специальный свет, все работает на решение идеологических задач. Для архитектора возникает много технических задач: как, к примеру, увязать между собой сложные технологии управления офисом вроде сенсорного управления светом или видеосвязи с Находкой и классическое "богатое" пространство с его балясинами, тяжелыми портьерами и кожаной мебелью.

Конечно, начальники, как всегда, могут позволить себе больше, чем простые смертные. Но, видите, и им, несчастным, приходится себя сдерживать. Для остальных и вовсе все строго, кругом диктат - либо архитектора, либо корпоративного стиля. Что-то есть в этом неуютное, что-то бесчеловечное. То есть если корпоративный стиль превыше всего, то и любимую картинку, значит, на стену не прилепишь, ни фиалку любимую рядом не поставишь, и кружку дадут только стилистически выдержанную, если вообще дадут. Но, может быть, все-таки архитекторы слишком строги и стоит обратиться к тому, кто наполняет эти пространства вещами, - к декоратору. Может, он выдаст нам разрешение на что-нибудь большее, чем "четкая и внятная структура".



Елена Теплицкая - дизайнер интерьеров. Одной из первых начала она обустраивать офисы и знает об этом все.

- Елена, помогите тем, кто мечется между желанием облепить свое рабочее место любимыми фотографиями и подозрениями в их неуместности в офисном пространстве. Что может и чего не может позволить себе обитатель офиса?

- Все зависит от того, какое место вы занимаете в должностной иерархии и чем вы занимаетесь. Если вы руководитель среднего звена, то обставляйте свой кабинет светлой скандинавской мебелью, в которой стиль не очень выражен. Она позволяет создать открытый, полупрозрачный, просматриваемый кабинет, держащийся в строгих рамках корпоративной этики. Здесь могут быть черно-белые фотографии в строгих рамках, но, я подчеркиваю, не фото семьи. Может быть календарь. Но наклейки, нашлепки и тем более туристические сувениры исключаются. На полу - паркет, линолеум, ламинат, полушерстяные ковролины. В окнах жалюзи или, лучше, роллеры. У женщин в таком офисе могут быть простые цветы типа фикусов. Аквариумы допустимы только в открытых офисных залах. Такой кабинет - проводник корпоративного стиля, несущий на себе его отпечаток даже в цветовой гамме. Личное присутствие в нем ограничено.

- Но это как-то грустно...

- Вовсе нет. Ограничивая свое присутствие, вы подчеркиваете, что это только временное место - плацдарм, так сказать, для пути наверх.

- Ну хоть "наверху" развернемся. Как быть модным начальником?

- Сейчас популярны три стиля: английский стиль, французский и хай-тек. Кабинет в хайтековском духе очень простой и просторный. Большие пространства на просвет, большие окна, однотонные ковровые покрытия. Штор нет, вместо них роллеры. Серые гладкие ахроматические стены, стильные светильники геометрических форм, галогенный свет. В мебель хай-тека недавно стали вводить дерево венге - темно-коричневое, работающее с серебристым матовым металлом.

Очень популярны кабинеты в английском стиле. Такой кабинет берет хозяина за рога и заставляет держаться в рамках. Здесь используются мебель из массива дерева (желательно подлинная из Англии), деревянные панели, полосатые текстильные обои. Диваны "Честер", стеганые и узнаваемые. Дешевая пишущая ручка отсюда выпадает и начинает "орать". Аксессуары должны быть типично английскими - лампы, держатели для книг, сигарницы. Личная офисная посуда - не как у всех в офисе, здесь должен быть фарфор Wedgwood. На полу стопроцентное шерстяное покрытие. Цветовая гамма кабинета должна быть выдержана в рамках традиции: коричневый, под цвет дерева, но может и варьироваться от глубокого зеленого до благородного бордо. На окнах ламбрекены с мелким рисуночком - в лилиях или полосках. Запах - морской бриз. Может быть аквариум.

- Эти стили подходят для всех независимо от рода деятельности?

- Да, для всех, в отличие от кабинета во французском стиле. Его может позволить себе только женщина, связанная с экспортом роскоши. Это гламурно, великолепно, но опасно. Если в английском интерьере сразу видно, что выпадает, то французский декор подразумевает небольшой хаос, эклектику, разнообразные цвета, разные декоры, крупные формы - вазы и так далее. Большие вазы, богатые рамы и роскошные картины допустимы, но их нужно чем-то уравновесить. На полу - обязательно мягкие ковры с узорами всевозможных расцветок. Во французском офисе растения двух родов: невероятные кудрявые цветы или французское дерево в форме шара в кадке. Шторы всегда очень богатые, разнофактурные. Запах тоже декоративный: лилии, другие цветы, только легчайший.

- Какой из этих стилей самый долгоиграющий?

- Конечно английский. Кабинет в английском стиле может прожить до двадцати лет, французский нужно все время дополнять, а хайтечный вариант будет модным от силы два года со времени создания - технологии идут вперед.

Черная-черная комната



То, что говорит Теплицкая, вселяет определенные надежды - разные стили, разные решения. Но ясно одно: если корпорация всерьез относится к своем облику, ее архитекторы и декораторы никогда не допустят стихийных частных поползновений в области декора. Что ни говори, а индивидуальность сотрудников не является темой в проектировании офисных пространств. Зато индивидуальность целых офисов наконец, кажется, встает на повестку дня. Начинают появляться офисы, в которых принадлежность к определенному стилю или тенденции уходит на второй план в сравнении со своим собственным стилем. Можно даже назвать момент, когда впервые мы увидели офис, который решительно отличался от того, что было раньше. Нет, я не хочу сказать, что до 98-го года, о котором сейчас пойдет речь, у нас не случилось ни одного интересного офисного пространства.

Случилось, и еще как: работы того же ABD, или президентский блок в Московском банке Сергея Скуратова, офисные пространства Джеймса Макадама - главы российского филиала Alsop Architects, да и другие. Однако все они, в большей или меньшей степени, были вариациями на тему делового минимализма, функционализма с налетом поэзии (замысловато устроенное освещение, загадочное матовое стекло и что-нибудь неожиданно-бликующее), то есть все из того царства Снежной королевы, где пустота, сияние и диктатура холодных оттенков. Так вот, когда царство Снежной королевы уже казалось вечным, архитекторы Вера Бутко и Антон Надточий, возглавляющие архитектурную мастерскую "Атриум", вдруг построили свой "Бетонный офис" на Новинском бульваре: бетонные стены, кое-где торчащий кирпич и по контрасту с этой грубоватой массой - лестница со стеклянными ступенями. И никакого глянца, никаких мраморных облицовок, никаких белых, синих и голубых тонов, в общем, ничего из того большого набора "респектабельной современности", из которого черпают по сей день решения большинство их коллег. Тогда, помнится, больше удивления вызвало не то, что архитекторы пошли каким-то иным, чем остальные, путем, а то, что нашелся заказчик, который принял этот ход. Вот наконец мы и узнаем, как это получилось.



- Вы, наверное, согласитесь, что ваш офис на Новинском бульваре стал событием в нашей архитектурной жизни конца девяностых потому, что был решительно непохож на все остальные. Как вы убедили заказчика в том, что не нужно соревноваться с другими, нужно делать что-то непохожее?

Антон Надточий: Этот офис - скорее частный случай нашего проектирования, чем офисной архитектуры в России как таковой. Компания небольшая, заказчик знакомый. Он к тому моменту уже жил в нашей квартире, поэтому, решив обзавестись местом для работы, он обратился к нам.

- То есть все это - одно сплошное исключение из правил. А каково вообще в России архитектору проектировать офисы?

Вера Бутко: В России очень странная ситуация с проектированием в этой области. На Западе жанр имеет свою длинную историю, книжные полки ломятся от томов, посвященных тому, как и что нужно делать. Обсосано все - от эргономики до строительных материалов. Мы же все должны придумывать заново каждый раз, когда появляется заказчик, предлагающий спроектировать офис.

Мы, разумеется, сочувствуем архитекторам, которым все приходится делать заново, но в тайне думаем: может, это и не так плохо. По крайней мере, получаются же такие интересные вещи. Вот еще один молодой человек, чьи постройки всякий раз заставляют подозревать, что он архитектуру целиком заново изобретает. Если вы еще не догадались, то это "металлист" Алексей Козырь, прославившийся своими обошедшими все журналы "металлической квартирой", загородным домом в виде катушечного магнитофона и "черным офисом" - расположившимся в мансарде рабочим помещением, в котором главный материал - отшлифованный черный бетон.



- Как ты спроектировал такое чудо?

- Специфика моей работы в том, что мне, как и некоторым другим архитекторам, заказывают, как правило, более приватные пространства. Это, конечно, офис, но он выпендрежный, то есть не просто людей рассадить, а еще и партнеров поразить. Естественно, здесь есть и шоферы, и секретарши, но сам офис не такой, как обычно. Но реализация такого рода проекта очень сложна - мне, например, нужно иметь непосредственный контакт с хозяином будущего кабинета. А общаюсь я со строительным департаментом корпорации и не могу, таким образом, сделать того, что мне интересно.

- Каковы, на твой взгляд, тенденции в устройстве офисов на данный момент?

- Вообще, вкус развивается, в квартирах люди уже делают по третьему дизайн-ремонту. Так что и офисы тоже обновляются. К тому же заказчики уже наши ровесники. Сейчас последний тренд - это хоум-офисы (home offices), там, где людям как бы уютно. Но, блин, мне, например, уютно в лесу. Так что в офисе, каким бы он ни был, все должно быть функционально и отвечать всем нормам офисного пространства.

- То есть все хотят тоже выпендрежные офисы?

- Тенденция - еще не правило. Вообще же, в мире офисных интерьеров происходит какая-то деградация: везде пустота, кленовый пол, матовые стекла перегородок, алюминиевый свет, железная кухня. "Воздух" это называется. И все белое. На самом деле чувствуется кризис современного стиля. Поэтому последний офис я сделал из черного бетона. И надо сказать, что воздуха не стало от этого меньше, а наоборот. Там шла работа с фактурами, местами шлифовался до зеркального блеска бетон. То есть не только детали, не только механика объектов структурировали интерьер, но все пространство работало в совокупности, и все из-за отделки. Но это - случай очень дорогой и, похоже, уникальный. Бизнесмены работают со сроками и бюджетами, а у нас такого нет. Это чистой воды творчество, изобретение новых моментов и материалов. В офисах, структурах, зарабатывающих деньги, делать искусство сложно.

Кто бы спорил. Если бы это было просто, то сегодня, бродя по офисам, мы бы принимали парад новых архитектурных идей. Но очевидно и другое - лед тронулся, идеи выстроились в боевой порядок и ждут своих командиров. Тем же осталось набраться наглости и самоуверенности. И подкрепление не за горами. Достаточно полистать последние журналы, и каждый сможет убедиться в том, что офисный мир стал "оттаивать", что яркие цвета, теплые материалы и непредсказуемые дизайнерские фантазии все чаще совершают дерзкие и весьма успешные набеги на учреждения. Общепринятые стандарты переживают тяжелые времена. Но, в конце концов, если офис - это лицо компании, то отчего же ему не отличаться от прочих лиц?

Юлия Попова, Егор Ларичев












Перфорированные трубы: особенности, преимущества, распространенные области примененияПроизводятся дренажные трубы разных диаметров, что позволяет подобрать оптимальный вариант...
Тонкости взыскания задолженности с помощью юристовПод понятием взыскание долгов в Тюмени и других городах страны...
Штанга бурильная - что это такое?Бурильная штанга является обязательным элементом, который необходим для бурения скважины...
Кому доверить строительство загородных домов?Вопрос выбора архитектурного бюро, проектной организации является весьма актуальным для...
Архитектурная визуализация - качественно и быстроДалеко не все архитекторы используют для своей работы компьютерное моделирование....