архитектура и строительство

Архитектор, сотворивший шедевр

шедеврЗдание Оперного театра, возведенное на берегу живописной бухты Сиднея, - одно из значительных достижений архитектуры последних десятилетий. Многие утверждают, будто Опера - это самое красивое здание из всех построенных после второй мировой войны. Не случайно Опера является "визитной карточкой" Сиднея, подобно, например, Эйфелевой башне в Париже. Многие наши соотечественники имели возможность познакомиться с великолепным сооружением в различных ракурсах при подаче телекартинки с трансляции Олимпийских игр - 2000.

Особую красоту зданию придает освещение в ночное время. Говорят, что это творение из стекла и бетона похоже на намеренного взлететь сюрреалистического лебедя, напоминает готические церкви приморских городов Дании или яхты, заполняющие гавань Сиднея.

Проект датчанина Йорна Утзона (Jorn Utzon), выигравшего международный конкурс в 1947 году (в конкурсе принимало участие 232 архитектора из 32 стран мира), уже в ранних эскизах отличался глубиной и оригинальностью замысла. Cледует подчеркнуть, что его успех в конкурсе был предопределен, в первую очередь, позицией основоположника национального романтизма в финской архитектуре, известного зодчего первой половины прошлого столетия Ээрио Сааринена (1873 - 1950), который сразу понял значимость проекта и добился его признания со стороны международного жюри. Если бы не настойчивость Сааринена, скорее всего, мировая общественность не узнала бы о незаурядном таланте скандинава.

Работая над проектом театра, Утзон был вдохновлен парусами яхт в сиднейском порту (конкурсанты имели представление о месте строительства театра только заочно - по фотографиям) и храмовыми постройками майя и ацтеков, увиденными зодчим в Мексике.

Во многих отношениях сооруженная Опера оригинальна, а главное - не похожа ни на один из объектов, построенных во второй половине 20 века. Здание оперы занимает площадь в 2,2 га, "паруса" крыши весят 161 тысячу тонн и достигают высоты 67 метров. Они облицованы плиткой, сверкающей на солнце.

В строении выделяются 3 главные зоны: крыша, составленная из нависающих одна над другой оболочек; цокольный этаж, где находятся служебные помещения и оборудование; многоярусные концертные и театральные залы с объединяющим их фойе. Театр является многофункциональным: два главных зала предназначены для оперных спектаклей и концертов (их вместимость 2900 и 1547 зрителей), есть также кинотеатр и ресторан.Бетонные оболочки, похожие на гигантские, наполненные ветром паруса, встают над массивным цоколем театра, как бы поднимаясь из морской глади. Они созданы из сборного и монолитного железобетона. Интересно то, что форма оболочек не обеспечивает необходимый для концертного зала уровень акустики, поэтому внутренние интерьеры сделаны из деревянных панелей, отражающих звук. Кроме того, во время концертов для улучшения акустики с потолка над сценой опускают звукоотражающие экраны из оргстекла.

Внутренние помещения выполнены в стиле, именуемом "готикой космической эры". В зале здания висит самый большой в мире театральный занавес, созданный по эскизу австралийца Коберна и сотканный во Франции из шерсти в стиле ковров Обюссона. В зале поставлен самый большой в мире механический орган, состоящий из 10500 труб.

Для строительства Оперы Утзон выбрал чудесное место - на мысе Бенелонг в центре гавани, недалеко от знаменитого моста через сиднейскую бухту. Если смотреть на Оперу с противоположного берега, то кажется, что здание подпирает переброшенный через нее мост.

При сооружении объекта возникли многочисленные сложности. Требования местных властей изменить проект по техническим причинам и длительные проволочки привели к тому, что Утзон в 1966 году самоустранился от дела.

Дальнейшее осуществление проекта происходило в трудных условиях. Выяснилось, что большие бетонные паруса нельзя было сконструировать так, как рассчитал датский архитектор. Четырем малоизвестным австралийским зодчим удалось "подправить" проект и воплотить его в жизнь, но уникальное по архитектурной красоте сооружение обошлось значительно дороже, чем предполагалось по смете.

Первоначально планировалось, что строительство театра, начатое в 1957 году, обойдется в $7 млн. и будет завершено в 1963 году. Но в действительности оно затянулось на 16 лет, и расходы составили $102 млн. Чтобы получить оставшиеся $95 млн., местным властям пришлось провести лотерею.

Официальное открытие Оперы состоялось 20 октября 1973 года в присутствии английской королевы Елизаветы II, но датского архитектора на торжества не пригласили.

Вероятно, австралийцы затаили большую обиду на Утзона, заставившего их порядочно раскошелиться на создание архитектурного шедевра на берегах Сиднейского залива.

Архитектурная слава пришла рано

Йорн Утзон принял участие в конкурсе на построение Оперы уже в зрелом возрасте. Тогда он не был известен своими проектами в Европе, а тем более в Австралии. Его услугами пользовались в основном компании и частные фирмы из Скандинавии. Для Утзона, как и для американца Франка Ллойда Райта (1867 - 1959), француза Ле Корбюзье (1877 - 1966), англичанина Нормана Фостера (род. В 1935), путь наверх был нелегким.

Но примечательно, что международное признание к датчанину пришло раньше, чем к другим всемирно известным мастерам зодчества. Разработки Райта в сфере органической архитектуры, т. е. создание ансамбля или комплекса в единстве с окружающей средой, получили широкое распространение в Европе в 1910 году, когда американцу исполнилось 40 лет. Ле Корбюзье выдвинулся в число ведущих мировых архитекторов после победы вместе с Пьером Жаннере на международном конкурсе на создание проекта Дворца Лиги Наций в Женеве. Тогда француз отпраздновал свое 50 - летие. О Нормане Фостере заговорили как о величайшем архитекторе 20 века после разработки и сооружения в середине 80 - х годов в стиле хай - тека Шанхайского банка в Гонконге, напоминающего в чем - то установку для запуска ракет на мысе Канаверал. Англичанину было под пятьдесят. А талант Утзона раскрылся почти в тридцать.

Но в отличие от него, Ф. - Л. Райт, Ле Корбюзье, Н. Фостер были востребованными в течение продолжительного времени. А датский архитектор после победы в конкурсе на сооружение Сиднейской оперы только через 16 лет получил, наконец, первую премию в значимом конкурсе на создание проекта нового здания драматического театра в Цюрихе. Вот такие бывают метаморфозы в судьбе великих архитекторов.

Архитектура ацтеков и майя как источник вдохновения

Йорн Утзон родился в 1918 году и вырос в Дании. В годы немецкой оккупации будущий зодчий занимался в архитектурной школе при Академии искусств в Копенгагене. Он постигал вершины архитектурного искусства у известных датских мастеров - Штеена Элера Расмуссена и Кая Фискера, которые в своем творчестве стремились объединить национальные традиции и функционализм, набиравший мощь в 1930 годах.

Начало деятельности Утзона связано с 3 - летней работой в Стокгольме (1942 - 1945гг.). Тогда он находился под влиянием одного из ярких представителей функционализма Г. Асплунда (1885 - 1940). В нейтральной Швеции 25 - летний архитектор прошел хорошую подготовку, поскольку во время войны строительство в этой стране не прекращалось. Он, как и другие местные зодчие, в условиях дефицита строительных материалов использовал самые дешевые из них - неоштукатуренный кирпич, дерево и т. д. Когда Европа пылала в огне, в шведской архитектуре появилось течение, получившее название "неоэмпиризм".

Большое влияние на дальнейшее творчество молодого Утзона имели встречи и совместные работы с мэтрами архитектуры 40 - 50 - х годов. Перед завершением второй мировой войны датчанин сотрудничал с Арне Корсмо - лидером норвежских последователей Мис ван дер Роэ. В 1946 году он встретился в США с Ф. - Л. Райтом, работал в мастерской А. Аалто в Хельсинки. Через 2 года в Париже Утзон познакомился с французами Фернаном Леже и Ле Корбюзье. В 1949 году ему удалось повстречаться и пообщаться с Мис ван дер Роэ (1886 - 1969 гг.).

Датчанин был большим непоседой. Он стремился увидеть мир, познакомиться с архитектурными наработками известных зодчих, а также с национальными особенностями архитектуры разных стран. Большие впечатления у него оставили поездки в Марокко (полученный опыт он использовал в строительстве жилых многоэтажных массивов в Фреденсборге, Дания), в США и в некоторые государства Южной Америки. Но сильнее всего впечатлила Утзона древняя архитектура майя и ацтеков.

Грандиозные террасообразные сооружения народов, населявших Перу и Мексику в 13 - 16 веках, вдохновляли архитектора на творческие изыскания. По Утзону, горизонтальные плоскости, как архитектурное средство, излучали огромную мощь. Увиденные также в Греции, а затем на Среднем Востоке и в Индии горизонтальные плоскости (они стали "профессиональным открытием" для многих архитекторов), Утзон воспринимал как основу архитектурной композиции.

Характерно, что плоскость, как принципиальный формирующий архитектурный элемент, появляется с возникновением самой архитектуры, и, в частности, с возведением зиккуратов в Шумере. В Египте периода Древнего царства этот принцип виден в пространственной связи между плоскостью пустыни в Гизе, где сооружены пирамиды, и пониженным уровнем плодородной долины. Его отражение можно найти в шедевре архитектуры Нового царства - гробнице царицы Хатшепсут в Дейр - эль - Бахри (кстати, совсем недавно реконструированной местными и зарубежными зодчими).

Гробница расположена на трех террасах. Принцип горизонтальной плоскости широко применялся и известным архитектором Ле Корбюзье в пандусах виллы Савой, зданий в индийском городе Чандигарх и здания Искусствоведческого центра при Гарвардском университете.

Применение искусственно создаваемых уровней проходит через творчество многих послевоенных архитекторов. Такой прием встречается повсюду, где пытаются упорядочить движение пешеходов, автомобилей и грузового транспорта. Он использован в планировке северной части Амстердама, выполненной по замыслу троих зодчих - Бакема, ван ден Брука и ван Эйка в 1963 г.; при проектировании одного из кварталов Токио - Фумихико Маки; в работе Кендзо Танге (род.в 1913), в которой предлагается перекрыть Токийский залив с помощью конструкции из различных платформ.

Свои первые крупные проекты Утзону удалось воплотить в жизнь только в начале 50 - х годов. Он построил собственный дом в Хелебеке вблизи Копенгагена и жилой дом в Холте. В этот период он проектировал очень простые по планировке кирпичные дома атриумного типа.

В 1957 году Утзону удалось ознакомиться с культурами Китая, Непала, Индии и Японии. Кстати, в Пекине он встречался с профессором Лиангом, который перевел с древнекитайского на современный язык 7 томов строительных законов, действовавших 800 лет назад. В 12 веке система стандартных строительных деталей была разработана до мельчайших деталей, и главное - во всевозможных комбинациях.

Сложная задача

Многие послевоенные архитекторы глубоко изучали и учитывали условия среды, для которой проектировали свои объекты. Так, здание Оперного театра, построенное на полуострове, гармонировало с окружающей его беспредельностью моря и неба. Новая работа Утзона - здание театра в Цюрихе (архитектор выиграл конкурс в 1964 г.) - значительно отличалась от сиднейской. Перед архитектором была поставлена трудная задача: "встроить" драматический театр в сложившуюся застройку городского центра, где преобладали учебные и медицинские объекты. К тому же, предоставленная под строительство площадка была окружена напряженными городскими магистралями. Рядом с участком располагались Дом искусств архитектора К. Мозера, построенный в 1910 году, и здание школы, сооруженной еще в 1839 году. По замыслу местных властей, новое здание театра должно было преобразить эту территорию.

Архитектор не мог "разогнаться" на небольшой выделенной площадке, как при строительстве театра в Сиднее и решил использовать горизонтальные террасы, поднимающиеся по склону возвышенности. Таким образом, Утзону удалось - таки "втиснуть" свой замысел в узкие территориальные рамки центра Цюриха. Театр не получился таким грандиозным и эффектным, как сиднейский, но зато его архитектурный облик не контрастировал с окружающими строениями, а гармонично вошел в среду города. Тем не менее, оба театра роднит схожесть в решении зрительных залов: они построены в виде амфитеатра и напоминают "глубокую раковину".

Сиднейский театр вызывает у иностранцев огромнейшее восхищение, они стремятся запечатлеть себя возле одного из шедевров 20 века. Цюрихский театр скромен и менее известен. Такова судьба двух строений, созданных одним архитектором.

Утзон вошел в историю мирового зодчества двумя яркими, и совершенно разными постройками. Но и этого вполне хватило, чтобы обеспечить себе место в "зале архитектурной славы" второй половины 20 столетия. Недаром Стив Расмуссен, учитель Утзона, говорил, что особенно ценит в ученике способность пространственно решать как монументальное сооружение, так и массовую застройку, привлекая в одном случае богатейшую палитру зодческих приемов, а в другом - самые лаконичные, но выразительные средства.

Примечательно, что сын Йорна Утзона - Ян Утзон пошел по стопам отца. В 80 - х годах их творческий тандем построил здание парламента в Кувейте.

Автор: Сергей Лебедько

Источник: Stroyrec.com.ua


Дизтопливо Дизтопливо ...
Дешевые торфяные брикетыОрганизация бани или домашней печи в структуре частного дома или...
Внутренняя отделка домаЕсли вы решили построить дом или приобрести уже готовое строение,...
кузнечное ремесло, как симбиоз таких профессий, как жестянщик, ювелир, мечник, слесарь. Сложный процесс обучения будущего мастера кузнечного дела тормозил процесс развития...
Пробковые обои для интерьераЕстественность и красота натуральных материалов помогает людям отдалится от суеты...